00:16 

Амаласвинта и Рустициана

Doma-Ne-Voj
Тринадцатого марта в нашей куклосемье случилось пополнение.


Из одного, ещё не до конца изученного мною мира, к нам прибыли две девушки.
Пока они ещё только обживаются. Не знаю, сколько времени им надо будет,
чтобы чувствовать себя здесь, как дома - у всех это индивидуально. Но они
уже успели со мной кое-чем поделиться и я спешу выложить услышанное сюда.


Есть, конечно, и фотки, но они отвратительнейшего качества, потому что
в спешке делались без статива, а камера уже ну очень старая...


Амаласвинта, 18 лет:


Рустициана, 16:


Амала:


Тете - большой жук Амаласвинты. Очень умный даже, не смотря на то, что жук.
Ну и туфельки, канеш. Они меня наповал сразили! Прям в сердце!




Скока золота!:wow2: И колечко такое малюсенькое, даже на Барби не налезет:


Тут видно, что кожа у неё блестит. Тоже золотая, однако ;)


Русти:


Перчатки. (Сумка оказалась довольно дебильной, поэтому нет смысла её показывать)






Педро - саблезубый бобтейл Рустицианы:

(Имя она как-то раз услышала на ярмарке и решила, что обязательно так кого-нибудь назовёт.
Ну а спустя какое-то время ей подарили котёнка)




В первый же вечер Амаласвинта рассказала мне о том, кто она такая.
Наверное, захотела, чтобы я сначала сделала так, а потом так:
Но я сделала только так:
Этого оказалось маловато и девушка на меня надулась.
Хотя теперь, спустя несколько дней, мы снова налаживаем отношения.


Оказывается, она - дочь самого богатого человека на планете (разумеется, на их планете).

У них огромный дворец на 700 комнат, не считая помещений для прислуги и "технических" помещений.

Её семья никогда не была бедной - уже много поколений они считаются одними из самых уважаемых горожан

и до сих пор имеют на другом континенте плантации хлопка. Но их сказочное богатство пришло к ним с

открытием её деда. А именно, он открыл один вид энергии, который получается при взаимодействии некоторых

веществ (не имеющих аналогов на Земле, поэтому сравнивать не с чем).

Эту энергию он назвал по своей фамилии – Видгор, и она используется для технических нужд. Например,

на ней ездят паровозы, работают многие машины на больших заводах, от неё питаются электростанции и т.д.

Конечно, паровозы некоторых фирм всё-ещё ездят на угле и тянут за собой облако чёрного дыма,

в то время как при использовании видгора из трубы идёт почти чистый водяной пар. Но видгор

дороже угля и тем самым считается "топливом первого класса".

Ну и, конечно, секрет добычи видгора нельзя было спрятать за семью замками - в конце концов

он был украден и перепродан другим фирмам. Но дед Амаласвинты был умнее и предвидел этот шаг

конкурентов – незадолго до "открытия" этого топлива другими, он запатентовал метод его добычи

и указал, что те, кто будет добывать его таким же способом (а другого просто не существует – дед потратил

много лет на эксперименты), должны будут платить ему двадцать пять процентов от вырученной с продажи суммы.

Конкуренты, конечно, очень обиделись, но деваться им было некуда.

Теперь коротко о любви Видгоров к золоту. Эта любовь была уже всегда, но, после того, как

на них "свалилось" огромное богатство, она расцвела с полной силой. В старом доме, в котором

ещё родился отец Амалы, было много золотых и позолоченных вещей, но при постройке нового

дворца золото "лилось рекой" - например, на нём столько позолоченной лепнины и статуй, что в

солнечный день на него больно смотреть, а о том, на каком расстоянии видно его сияние, я лучше

вообще умолчу. Ну и внутри золота, естественно, ещё больше - опять-же, лепнина, роспись стен

(не одним золотом, конечно, но оно там используется вместо жёлтой краски), ручки дверей, мебель...

Короче, если честно говорить, то нормальному человеку, наверное, поплохело бы от такого обилия

жёлтого цвета. Они его даже в питьевой воде разводят. :wow2:

И снова вернёмся к девочкам. Рустициана -представительница одного из немногочисленных племён байнаков,

населяющих Байнакские острова недалеко от континента Криз, на котором семья Видгоров до сих пор держит несколько

плантаций хлопка. Раса байнаков довольно экзотическая и их охотно покупают у вождей состоятельные люди.

Рабства в том понятии, какое мы учили в школе, в этом мире нет и если "избранный" байнак или целая семья не согласны

с решением вождя, то выбирается другая. Оставшиеся члены семьи тоже получают какую-то сумму от вождя. А купленные

покупаются не для тяжёлых физических работ, а в виде "компаньонов" - хорошо одеваются и таскаются за хозяевами по всем

званым вечерам для поддержания статуса последних.

Так вот, родителей Русти, тогда ещё совсем молодую пару "котят", приобрёл дед Амалы в компаньоны своим детям. "Котята"

выросли, их поженили по всем местным обычаям и от этого брака родилась Русти – теперь компаньонка Амалы. Кстати,

"редко, но метко" встречаются и смешанные браки байнаков с людьми. Их дети обычно не имеют хвоста и узких зрачков,

но уши остаются. Хотя бывают и варианты. Иногда кошачьи гены проявляются через поколение.

Как девочки оказались в нашем мире? - Попросту сбежали.

Помните, я писала о том, что нормальному человеку может стать плохо от перенасыщения золотом – как визуального,

так и внутреннего? Так вот, Амале стало плохо. Ей надоели чрезмерная роскошь и манерность, она с детства завидовала

детям рабочих (конечно, она абсолютно не знала об их недостачах и проблемах, но видела в подзорную трубу, как они играют,

возятся в грязи, пускают кораблики в лужах, лазят по крышам, ну и т.д.). А так как совершеннолетними в их мире становятся аж

в 31, то восемнадцатилетней Амале и шестнадцатилетней Русте свободы (тоже очень относительной) надо ещё ой как долго ждать.


Ну, вот пока это всё, что рассказала мне Амала. Посмотрим, мож она позже ещё что-нибудь расскажет?




А пару дней спустя свою версию истории рассказала Рустициана.
С её точки зрения их мир и город, в котором они родились, выглядят совсем иначе:


На следующий день, после рассказа Амалы, ко мне подошла Русти и, оглядываясь по сторонам, дёрнула меня за рукав.

– Слушай, тебе тут вчера Маля такое наболтала... Ерунды много...

–Что, она не дочь самого богатого в мире человека?

– Да нет, дочь, конечно, но,.. – Русти ещё раз оглянулась и попросила выйти с ней на балкон.

–Понимаешь, не всё, что я сейчас расскажу, должно достигнуть Малиных ушей.

– Ну ладно, пойдём, выйдем, – сказала я, уже предвкушая большую тайну.

На балконе Русти уселась на край стола, поджала под себя ноги и, глубоко вздохнув, начала свою версию истории.

– Город,в котором мы живём, называется Абелбург. Как легко догадаться, назван он по имени его основателя, деда Амаласвинты,

Абеларда. Там всё пропитано и держится на любви и превознесении самих себя и своей фамилии. Конечно, если бы не открытие деда,

то не был бы построен этот индустриальный гигант, производящий видгор и предоставляющий почти неограниченное количество

рабочих мест. Но открытое обоготворение его основателя со всей семьёй уже давно действует многим на нервы. Просто сказать

об этом боятся, ведь Абелбург – это королевство внутри королевства. У Видгоров даже армия своя есть.

Наш... простите, всё-таки их огромный дворец расположен у юго-восточной границы города, а с его парадных балконов открывается

вид на всю видгоровскую империю, чем семья очень гордится и не перестаёт любоваться во всякое время суток.

Угадай, сколько этажей в этом дворце?! Двенадцать над землёй и столько же под ней! Причём, господских этажей всего девять, и то

только над землёй, а три из них, с более низкими потолками, предназначены для прислуги и технических помещений. Равно как и все

подземные этажи, за исключением некоторых отдельных комнат и лабораторий. Но и на этих девяти этажах расположены семьсот

самых богато обставленных комнат в мире, где золотом покрыты даже плиты на полу.

Знаешь, хорошо быть свободным и богатым. А ведь я там тоже очень богата, но... Не свободна.

Амала рассказала тебе, что байнаков покупают по справедливому договору – вроде того, что не хочешь – не поезжай. Но, на самом деле,

это далеко не так. Часто никто никого не спрашивает. Просто доплачивают лишние деньги вождям и забирают того, кто понравился.

А иногда даже и не доплачивают, а просто забирают. Как бы там ни было, далеко не все попадают в «цивилизованное общество» по

собственному желанию.

Знаешь, когда мы приходим на званые вечера и балы с нашими хозяевами, то часто они предоставляют нас самим себе – типа, показали,

что мы у них есть, что мы хорошо одеты – иногда даже лучше, чем хозяйские дети – и всё, наша миссия выполнена. А дальше мы можем

занимать себя сами. И тогда у нас появляется возможность поделиться друг с другом нашей жизнью.

Вот, например, Атикау и Дора, двойняшки. Их насильно вырвали из рук родителей. Это было уже очень много лет назад, но забыть этого

они не могут. Как и простить, потому что у их хозяев нет чувств ни справедливости, ни вины. Да и живётся им не очень-то вольготно.

Кирпичи они, конечно, не таскают, но разговаривать в присутствии людей им строго запрещено: они могут только мяукать. Видимо,

хозяевам приятно считать себя высшей расой и на фоне мяукающих байнаков они чувствуют себя как на вершине мироздания.

Конечно, мы мяукаем, но этими звуками выражаются только наши чувства. Для остального нам дана речь и наш родной язык очень богат.

Впрочем, как и всякий другой человеческий язык. Мы ведь люди, хоть и хвостатые.

А доктор Дреза? Это, на данный момент, единственный байнак, получивший высшее медицинское образование. Он работает в частной клинике

своего хозяина, но заработанных денег не видел ни разу, хотя ценники унего одни из самых высоких. (Я надеюсь, ты понимаешь, кем они составлены).

Но мало этого, у него тоже нет права на собственное мнение и он ничего не может сделать без разрешения хозяина. Даже жениться. Мне

рассказывали, что нескольколет назад он хотел взять за себя одну девушку из другого города, так хозяин запретил это под страхом смерти.

Ему, видите ли, не понравилось, что девушка – свободная метиска. А значит, его дети были бы тоже свободными, потому что существует такой

закон. Да и хвоста у неё нет, что тоже многим не по душе.

А история моих собственных родителей? Их ведь тоже никто не спрашивал. На момент сделки с вождём им было по восемь лет, и брались они

именно «для разведения». Когда они выросли, их поженили против их воли. Конечно, они были друг с другом в неплохих отношениях, но любви там

не было. У нас ведь так: нет любви – нет потомства. Не получается, и всё. Может, гормоны как-то по-другому работают, кто их знает? А отец

Амалы хотел нас, детей, дарить своим друзьям на праздники.

Конечно, спустя какое-то время, видимо, вспыхнула искра любви между моими родителями и на свет появилась я, но потом она снова потухла.

На счастье, меня решили оставить как игрушку для Амалы, и я выросла при моих родителях. Но ведь у меня тоже нет права на собственное мнение!

Я должна поддерживать Амаласвинту во всём, хочу я того или нет. Вот с этими побегами. Ей, видите ли, не нравится жить в золоте. Да она этого

ещё ценить не научилась! Глупая курица! Ой... Ну, в общем, сбегала она постоянно. Первый раз сбежала не так далеко, только на большую кухню, куда

«девочкам из высшего общества» заходить не пристало. И меня за собой потащила, хотя мне всего три года было, а ей пять. Её вернули, вразумили,

наказали: запретили целый день играть со мной. А меня отшлёпали, чтобы я в следующий раз такие идеи доносила взрослым.

Потом в девять лет она снова сбежала, но на этот раз мне удалось отвертеться – я спряталась в большой вазе, а потом сказала ей, что нигде не

могла её найти. Тогда из страха снова быть наказанной я рассказала о побеге её родителям. Меня, конечно, никто не похвалил, а потом уже наказала сама

Амала – закрыла меня в платяном шкафу почти на сутки, пока мой крик не услышали другие слуги. Но я простила ей этот поступок, потому что мы

обе были тогда глупыми детьми.

С тех пор утекло много воды. Ещё одну попытку побега она совершала в четырнадцать. В тот раз я уже добровольно пошла за ней – было любопытно

посмотреть мир. Это отдельная история, о которой я, может быть, как-нибудь расскажу.

Вернулись мы через несколько дней и нас никто не ругал, потому что Амала устроила всё так, будто мы утонули в реке.Тогда нашему возвращению

радовались как воскресению из мёртвых. Ну и очередной побег был теперь. То есть он ещё продолжается и я совсем не знаю, что нам за него светит.

На этот раз мы совсем к нему не подготовились, просто Мале не захотелось идти на очередной вечер с родителями.

Рустициана замолчала, глядя на проезжающие по нашей улице машины.

– Ты только Амале не передавай ничего, – попросила она и спрыгнула со стола с грацией, присущей всему семейству кошачьих.






@темы: куклы

URL
   

РасСказки

главная